Форум нашей школы Vis Vitalis

Во время гомеопатической консультации я часто задаю человеку вопрос: "что для Вас самое главное в жизни?" Если выделить самое главное, которому подчиняется всё в человеческой жизни - это поиск своего предназначения на земле, данное Богом человеку.

Моя мама всегда внушала мне эту мысль, - что на пороге взрослой жизни самое важное стремление, это стремление обнаружить и понять для себя промысел Божий.

Поиск Божьего промысла для себя, во всех его проявлениях, есть самореализация, или становление человека человеком. "Самореализация" в наше время стала синонимом антропоцентризма - где человек центр вселенной и его собственное развитие занимает в жизни первое место. Истинная же самореализация не имеет отношения к уровню образования, экономическому или социальному успеху, популярности в обществе. Напротив, эти стремления отвлекают человека от его настоящей цели. А человек ищет счастье; и думает, что он имеет право его получить (причём совершенно не понимая в чём это счастье заключается, связывая это понятие с отсутствием проблем и комфортом). Рука об руку с этим предполагается некое "право на здоровье", отсутствие или недостаток которого воспринимается как вопиющая несправедливость и первый признак того, что Бога, по всей видимости, нет. В поиске самореализации человек хватаетcя за всевозможные предложения. Находит гомеопатию или домашнее акушерство, думает "вот, нашел то, что искал, теперь будет мне счастье." Одним словом - поиск внешней причины для глубоко внутренних процессов.  

Если целью жизни является восстановление образа Божьего, или становление человеком, из этого не следует, что процесс безболезненный.

Откуда вообще в человеке стремление избежать боли, а в идеале - и смерти тоже? Человек этого очень хочет, а потрудиться ответить на этот вопрос не желает - зачем, если есть простой ответ "да всегда так было, смерть и болезнь - это потому что мы ещё не создали нужную таблетку, это вопрос времени". А ответ прост - смерть и болезнь не были созданы Богом, их не было изначально в природе вообще. Бог не создал смерть и уничтожение, создав нас для вечной жизни. Смерть стала следствием греха как добровольного отказа от Бога и "самостоятельного" стремления достичь всего без Бога. То есть - попробовал сам приобрести то знание, которое может быть приобретено только через богообщение. Результатом такой "самостоятельности" стала болезнь и смерть.

В гомеопатии есть центральное понятие жизненной силы: та сила, которая держит человека в определённом равновесии. "Равновесие" - состояние относительное и многоуровневое. Как гомеопаты мы относимся к жизненной силе с уважением, так как она всегда действует так, как может в данное время; и проявления ее действия всегда оптимальны для данного конкретного человека. Жизненная сила не имеет ни разума, ни сердца, ни свободной воли - она как вода в сосуде, под давлением, которая вытекает там, где прохудилось, и занимает то пространство, в котором находится. Она стремится к жизни - пока может, в зависимости от условий, в которых она живет и в которые мы её поставили. Поэтому проявления жизненной силы бывают совсем не теми, которых бы нам хотелось. Где худо, там и прольётся, и от нашего желания это не зависит. Она всегда стремится выявить слабые места на поверхностном уровне. Главное - сохранить душу, душевное состояние. Менее важно - сохранить мышление и проявления человеческой воли. За этим следует сохранение эмоционального равновесия. И на последнем месте - физическое здоровье. Как видите - у современного человека всё наоборот, низшие ценности заняли первое место, и его шансы понять что к чему стремятся к нулю. Такая вот "самостоятельная" жизнь вниз головой.

Отчего мы бежим? Куда? Мироздание состоит из вечности и времени. Вечность - полнота бытия, время - становление бытия. Полнота - это вечность, становление - природа (именно так это слово переводится с греческого, physis происходит от phyen - выращивать, быть рождённым, становиться - то же означает латинское natura от nasci). То есть природа есть становление сама по себе, её задача определена при сотворении - осуществить полноту бытия для вечности - а значит - для Бога. Всё заложено в природу при её сотворении. А нам говорят о каком-то прогрессе, цель которого никто даже определить не может. 

Гомеопатия и домашнее акушерство - если мы не превращаем их в культ и панацею, угождая превратно понимаемой "самореализации" - представляют собой лишь средства для исцеления ровно настолько, насколько они способствуют становлению человека, очищению от копоти образа Божьего. Сами по себе они не могут быть окончательными целями. Они второстепенны как цели, и как только мы делаем из них культ, мы потеряны для Бога. Он прекращает нас видеть из-за того, что мы заменили Его миром. Вот поведение человека - сидеть в пещере и возмущаться отсутствием солнца. Вдумайтесь в прекрасные слова митрополита Антония (Сурожского) - "целью жизни, особенно в понимании духовных наставников, было - стать той подлинной личностью, какой мы были задуманы Богом, в меру сил приблизиться к тому, что апостол Павел называет полнотой роста Христова, стать - возможно совершеннее - неискаженным образом Божиим".

Бессмысленное понятие "прогресс" создано человеком для "подведения научной базы" под своё поведение, основанное на оправдании страстей и нежелании их обуздывать. Выражение сикотического миазма в молодости можно считать вполне нормальным, не всегда нормальны цели и способы их достижения. Виктор Гюго говорил, что есть огонь в глазах юноши и должен быть свет в глазах старика. Яркое горение затухает, наступает время светить, но когда настало время быть светом, уже невозможно сделать то, что могло быть сделано в дни горения. Сикоз проявляется там, где человек стремится - ко всему, или отдельно к чему-либо. К материальному благу, к приобретению вещей, знания, красоты, вечной молодости, духовного просвещения. Главная тема сикоза - рост. Он хочет стать больше. У него невыносимое ощущение внутренней пустоты, которое мотивирует его к ее заполнению; от полноты ему становится временно лучше. В молодости это обычное проявление желания достичь чего-либо в этой жизни. Иногда он проявляется как страсть, или пристрастие к какой-нибудь деятельности. Без сикоза было бы трудно человеку развиваться, в любой специальности. Не было бы ни городов, ни университетов. Не было бы и торговых центров, автомобилей, алкоголя, или гладких асфальтированных дорог без ям. Не было бы многодетных семей. И браков, на самом деле, было бы гораздо меньше. Человек бы не стремился к приобретению.

Не стремился бы... Но он все же стремится. Он оказался одним, в пустыне, без Бога, лицом-к-лицу со своим греховным состоянием. Ему одиноко. Он считает себя оставленным. В нём заложена безмерная любовь, а он искушается неоновым светом цивилизации, обижается на грубость, его сердце не выдерживает постоянных испытаний и искушений  злом и красотой. Он нуждается в защите, и, взрослый или пожилой,  теряет надежду и делается неспособным определить для себя объект любви. Это состояние псоры. В хорошем состояние псорик старателен, исполнителен и надежен - не всё ещё потеряно. В плохом расположении духа он долго варится в собственном соку. Сдвинуть его с места невозможно. От окружающего зла,- к которому у него выраженная чувствительность - он становится твердым, замкнутым, впадает в уныние и утрачивает все желания.

Если это ему надоедает, он переходит в сикоз. Он видит энтузиазм своих ровесников, которые наперебой предлагают ему вырианты "как стать крутым". Где-то в глубине сознания он слышит голос своей мамы: "Ты должен чего-то добиваться в этой жизни! Ты же не хочешь стать неудачником? Что о тебе скажут люди!?!" Его мучают угрызения совести,- было бы это угрызение по Богу! - и он присоединяется к тем, которые "делают жизнь лучше", строят прогресс. Он думает, "если я буду делать все, как надо, меня полюбят и исчезнет мое острое ощущение пустоты... главное, чтобы другие хорошо обо мне думали."

Есть и другие пути. Псорик ставший сикотиком - ещё не полный эгоист, несмотря на его драматическую страсть к приобретению. Его основная мотивация - "что обо мне подумают другие?" - раскрывает его отношение к себе. Все его старания указывают на компенсацию того же изначального состояния оставленности, в котором он находился на пике своего псорического периода. Ещё он думает о Боге. Чаще всего, со стороны его знакомые удивляются, настолько он религиозен. Праведность занимает важное место в его жизни - он человек закона. Но слишком часто религиозный сикотик в своем намерении оказаться правильным, принятым и уважаемым - даже,- как ему кажется, в глазах Бога (или скорее, церкви) - проходит мимо сути закона.

Другой путь, и в частности тот, которому человек следует дальше по степени испорченности грехом - путь разрушения. Это полный эгоцентризм. Сифилис дает свое страшное имя этому миазму и, как само заболевание, сифилитик - "великий подражатель" (помните? так ещё называют лукавого). В состоянии отчаяния он перестал верить. Для него ничего не существует - только он сам и тот иллюзорный мир, который он себе придумал. Его псорическое одиночество прошло через сикотическое разочарование (он понял, что, несмотря на все достижения, ничего не имеет, он пуст) к отрицанию. "Раз, несмотря на все мои старания, ничего у меня не получается, я все равно одинокий грешник и Бог меня бросил, - гори всё синим пламенем, пусть всё идёт прахом, надо разрушить всё что можно". Знакомо? В хорошем состоянии он пытается контролировать всё и вся, подчинить всё своей воле. Так как для него нет ни Бога, ни чёрта, он сам себе наивысший авторитет. Он всех подозревает в злом умысле. Для него нет символического мышления или духовного понимания жизни. Он потерял - или уничтожил - все связи. О таких людях сказал Г.К.Честертон - "На свете есть вера, которая гораздо хуже атеизма. Зовут ее сатанизмом, а заключается она в том, что человек считает Богом самого себя."

Сифилитическое состояние - состояние полного отсутствия связей. Сифилитик не ощущает себя членом группы, не говоря уже о теле Христовом. Он разгневан, требует возмещение ущерба за потерянный рай и "продолжения банкета". Только он знает как лучше, и ничто его не остановит. Он участвует в различных движениях и готов первый идти против властей, требовуя уважение к своим правам. Он твёрдо убеждён, что мир надо изменить, и это надо делать путем демонстраций, скандалов, сенсаций, противостояния, и революций. Получив желаемое, он не останавливается на достигнутом и требует большего (мировой революции, например, или абсолютной власти делать всё, что взбредёт в голову). В худшем своём проявлении сифилис делает человека совершенно равнодушным ко всему. Разрушение достигает своего апогея в саморазрушении, приходит понимание,  что он полностью зависим от людей и уже не способен руководить своей собственной жизнью. Он существует без малейших угрызений совести (не напоминает Ленина в Горках?). Любить он не способен - только использовать любые средства для достижения своих целей. Смерть ему не страшна и часто он сам идет к ней навстречу.

Это описание крайностей - самые яркие возможные выражения миазмов. У любого человека мы можем наблюдать полный спектр подобных проявлений. Каждое из них также обнаруживает себя на местном уровне в виде острых заболеваний, или на более глубоком физическом уровне - в виде хронических заболеваний. Корень и происхождение всех миазмов - грехопадение, и конкретное его закрепление через укоренение в страстях как конституциональных особенностях его рода от поколения к поколению. Тенденции, подавленые в роду, передаются по наследству. Полноту бытия человек обрящет лишь при свершении времён. Или не обрящет - всё зависит от его выбора при жизни.

Добавлю ещё цитату из владыки Антония (Сурожского): "В смерти есть и другая сторона: как ни тесны ее врата, это единственные врата, позволяющие нам избежать порочного круга бесконечности в отделенности от Бога, от полноты, позволяющие вырваться из тварной бесконечности, в которой нет пространства, чтобы снова стать причастниками Божественной жизни, в конечном итоге - причастниками Божественной природы. Потому апостол Павел мог сказать: Жизнь для меня - Христос, смерть - приобретение, потому что, живя в теле, я отделен от Христа... Потому-то в другом месте он говорит, что для него умереть не означает совлечься себя, сбросить с плеч временную жизнь; для него умереть означает облечься в вечность. Смерть не конец, а начало. Эта дверь открывается и впускает нас в простор вечности, которая была бы навсегда закрыта для нас, если бы смерть не высвобождала нас из рабства земле."

...Вот они, корни наших болезней.

Нет ни одного выражения личности и бытия человека, которое бы не указывало на его доминирующий миазм. Все маленькие ручейки сходятся в одну общую реку. Нет ни одного "случайного" заболевания, события, психического проявления, происшествия в жизни человека, которое не связано с его личным путем восстановления образа Божьего. Этот путь - его тропос.  Каким кривым он не был, он есть у всех. И, самое главное, - его можно исправить. Гомеопатия является для этого прекрасным подспорьем.

Молли Калигер